ФЕРЕНЦ РАКОЦИ II (II. Rákóczi Ferenc)

КТО ОНИ, ГЕРОИ ПЛОЩАДИ ГЕРОЕВ?


Этот рассказ посвящён знаменитому предводителю восстания против австрийского господства Ференцу Ракоци II (1676.03.27 – 1735.04.08), время правления 1704.07 – 1711.02.

Прежде всего о том, почему он Второй. Да просто потому, что Первым был его отец, тоже Ференц Ракоци, самый богатый магнат Венгрии. Будущий герой родился в местечке Борши 27 марта 1676 г. Его мать Илона Зриньи позже прославится на всю Европу своей доблестью и несгибаемым мужеством при 3-летней обороне замка Мункач (Мукачево) от австрийцев.

Ференцу было 4 месяца, когда его отец умер. По завещанию Ференца-старшего, которое его вынудили написать после участия в заговоре Вешшелени, главным опекуном был назначен император Леопольд. Таким путём венский двор надеялся растить лояльных к Габсбургам аристократов. Тем не менее, Илона Зриньи настояла также и на своём опекунстве, оставив дочь Юлиану и сына при себе.

Детство Ракоци прошло в замках Регец (взорванном после восстания) и Шарошпатак, а после смерти свекрови в 1680 г. семья переехала в замок Мункач, тёплую привязанность к которому он хранил до конца дней. Первыми его учителями были мать, а также Дьёрдь Кёрёши и Янош Бадини.

В 1682 г. Илона Зриньи выходит замуж за Тёкёли. Занятый войной с австрийцами, отчим мало внимания уделяет Ференцу, а когда турки обвиняют Тёкёли в измене, то он предлагает отправить в Порту пасынка в качестве заложника. Но Илона категорически отвергла такое предложение. В течение 27 месяцев после поражения Тёкёли от австрийцев, до 1688 г., Илона Зриньи отражала все атаки на замок Мункач. При этом дети были вместе с ней и на равных делили тяготы войны. После сдачи замка Зриньи была отправлена в Вену и разлучена с детьми, которые перешли под опеку императора. Мать и сын больше никогда не увидят друг друга.

Юного Ракоци отправляют в Богемию, где под пристальным вниманием католических попов он обучается в школе иезуитов, а затем проходит курс в Пражском университете. Создаётся впечатление, что он забыл о героических традициях своего рода, да и на венгерском почти разучился разговаривать. Он живёт в семье сестры, выданной замуж императором за австрийского генерала, проводит некоторое время в Италии, чтобы набраться аристократического лоска, и в 17 лет вступает в права наследства. Осознав себя взрослым, Ракоци, не спросив разрешения императора, женится на 15-летней Шарлоте-Амалии, дочери Гессенского ландграфа и в 1694-м отправляется с молодой женой в свои владения в Шарошпатак, где его назначают ишпаном (управляющим) всего района.

В 1697 остатки войск Тёкёли подняли восстание в Токайском и Шарошском регионах, пригласив Ракоци возглавить мятеж. Ракоци категорически отказался, поспешив в Вену, чтобы заверить императора в своей верности. Он даже предложил обменять свои поместья на равноценные земли в Германии, но Леопольд отказал, предположив, что новый владелец станет поводом для очередной смуты.

Ракоци возвращается в свои поместья, где сближается с соседями, среди которых граф Миклош Берченьи. Он оказывает на Ракоци сильное влияние, открывая глаза на реальную жизнь Венгрии и пробуждая в нём патриотические чувства. Положение Венгрии в конце 17 века было действительно отчаянным. 140 лет турецкого гнёта закончились австрийским нашествием, оказавшимся более тяжёлым, чем мусульманское. Габсбурги считали, что венгры должны вернуть затраченные на войну деньги, и выжимали из обескровленной страны последние соки. Имперская палата, которая управляла Венгрией, потребовала, чтобы все владельцы земли представили доказательства права собственности. Кто смог это сделать, с того требовали репарацию, а кто не смог, то просто отбирали землю и продавали другим владельцам, чаще всего немцам. Обезлюдевшие в результате войны территории заселялись иностранцами, преимущественно тоже немцами, или швабами, как их здесь называли. Причём делалось это очень целенаправленно. Вот цитата из руководства земельной комиссии: «Венгерскую кровь, дающую людям склонность к беспорядкам и мятежам, необходимо смешать с кровью немецкой так, чтобы была обеспечена любовь и доверие народа к наследственному монарху». Такая политика, дополненная весьма пренебрежительным отношением к венгерской шляхте императора Леопольда, вела напрямую к восстанию за независимость.

Осознанная необходимость освобождения созрела в Ракоци к 1700 г. В это время наступил благоприятный момент: Австрия и Франция вступили в спор за испанское наследство. Ракоци ищет помощи французского короля Людовика XIV и отправляет к нему письма с предложением совместного выступления. Письма перехватывают, Ракоци с заговорщиками арестовывают 18 апреля 1701 г. и помещают в крепость Винер-Нойштадт к югу от Вены. Ему грозит неминуемая смерть за государственную измену. Но его беременная жена Амалия проявляет невероятную находчивость по спасению мужа: ей удаётся уговорить начальника тюрьмы Готфрида Лемана и переодетый Ракоци бежит 7 ноября в Польшу. За его голову объявляют высокую награду. А Лемана пытают и казнят. В 1705 г. куруцы перезахоронили его останки в Кёсеге. Амалию интернировали, отобрав у неё детей, чтобы воспитать их в духе преданности императору.

В Польше Ракоци встречается с Берченьи и возобновляет переговоры с французским королем. Главным посредником в переговорах выступает Хелена Сенявска, женщина совершенно уникальных дарований. Не слишком красивая, но очень умная, обаятельная и деликатная, она на протяжении нескольких десятилетий была участником всех главных политических интриг и событий в Польше. Имела нескольких выдающихся любовников, включая Петра I. Между Ракоци и Сенявской вспыхивает искреннее непреодолимое чувство, которое длится несколько лет, подтверждением чему служат сохранившиеся любовные письма Ракоци. Результаты переговоров с французами обнадёживают Ракоци, хотя на деле реальная поддержка оказалась значительно меньше.

В это время предводитель куруцев Тамаш Эсе ищет лидера для руководства движением. Тень казни и фантастический побег делают Ракоци самой подходящей фигурой. Ракоци встречается с Эсе на границе Польши и 6 мая 1703 г. даёт согласие возглавить восстание. Через месяц он прибыл в Венгрию под флагами с надписью по латыни «С богом за отечество и свободу». Вскоре к ним присоединился Берченьи с небольшим отрядом польских наёмников. Под влиянием страстных воззваний в считанные дни войско Ракоци вырастает до десятков тысяч, приобретая черты регулярной армии.К концу 1703-го вся северо-восточная Венгрия освобождена от австрийцев.Ракоци проявляет недюжинные организаторские способности, быстро создав действенные органы государственного управления, канцелярию, налоговую службу.Последующие месяцы становятся триумфом Ракоци. В 1704-м его избирают князем Трансильвании, а в 1705-м на государственном собрании в поле возле Сечени он получает титул «князя-предводителя» конфедерации Венгрии.Ракоци стремится добиться международного признания, при его дворе находились послы многих стран, он установил дипломатические отношения с Россией.В 1706 г. император Иосиф I, сменивший на троне Леопольда, посылает на переговоры с Ракоци его жену и сестру, но Ракоци отклоняет их посредничество.

Пик успехов движения приходится на 1707-м, когда большая часть Венгрии находилась под властью Ракоци, а в июне государственное собрание возле Онода объявило о низложении Габсбургов. В том же году Ракоци представилась реальная возможность побороться за польский престол, на который его активно продвигала Сенявска, но он считал сильными свои позиции в Венгрии и не захотел бросать начатое дело.

Реальное же положение его государства становилось всё более шатким. Австрийцы высвободили часть войск на западном фронте и бросили их в Венгрию, что изменило соотношение сил. Для содержания войска Ракоци ввёл новые налоги, которые превышали австрийские, что не прибавило ему популярности. Кроме того, для покрытия дефицита бюджета, Ракоци стал чеканить медные деньги, а это стало нонсенсом для страны, привыкшей к серебру.

Несколько досадных поражений куруцев и особенно унизительное при Тренчине в 1708-м показали Ракоци, что удержать власть военной силой он не в состоянии. 22 января 1710 г. под Ромхань проходит последняя военная операция под его руководством. В том же году Ракоци шлёт посланников на переговоры. Он согласен на возвращение Габсбургов, но требует особых свобод и международных гарантий.

В феврале 1711-го Ракоци отправляется в Польшу на переговоры с Петром Великим, оставляя главнокомандующим Шандора Карольи. Тот по собственной инициативе подписал Сатмарский мир с Яношем Палфи о капитуляции куруцев. Карольи назвали предателем, хотя условия мира были столь почётными, что куруцы праздновали несколько дней окончание войны. По условиям договора объявлялась полная амнистия, в том числе Ракоци и Берченьи, мятежникам возвращались все земли, которыми они владели до войны, гарантировались многие свободы. Ракоци не признал этого мира под тем предлогом, что на момент подписания умер Иосиф I и трон перешел к Карлу III. Но Карл утвердил условия без поправок.

После поражения Ракоци сначала оставался в Польше, затем переехал во Францию и окончательно осел в Турции в 1717 г. с 40 своими сторонниками. Там он написал несколько книг, в частности, «Венгерская война». Он умер в 1735 г. В 1906 г. прах Ракоци и его сподвижников был привезён в Будапешт. Траурная процессия растянулась от вокзала Келети по центральному проспекту, позже названному именем Ракоци, до Национального музея. Прах Ференца Ракоци II и Илоны Зриньи захоронен в соборе города Кошице.

Величие Ракоци в том, что в истерзанной и растоптанной войной стране он сумел буквально из пепла возродить дух национального сознания и жертвенного патриотизма. Обращаясь к своим воинам, он сказал: «Я не желаю от вас империи, не желаю от вас сокровищ, ничего, кроме храбрых сердец, присущих истинным венграм, чтобы, соединив их с моим, я жил и пал с вами».

Автор: Валерий Сутормин

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий